Постбольничное

История о том, что я увидел и услышал сразу же, как выписался из больницы. Болел я на тот момент больше трех недель, а в больнице пролежал 2 недели и выписался потому, что уже не лечили (не кололи, таблеток не давали), а еще не был здоров, поэтому решил лежать дома. И вот я выхожу из больницы в радостном настроении, смотрю на мир как в первый раз, все кажется удивительным. Подходит нужный мне троллейбус. Я за ним бегу - джинсы сваливаются к коленям (сильно похудел) - добегаю до троллейбуса, подтягиваю джинсы и сажусь в него. На следующей остановке заходит занятный старик - в старой одежде (мечта хипстера) и с шикарными усами и бородой, как у Тургенева. Я смотрю на его усы в восхищении, он смотрит на меня и на весь троллейбус объявляет: "Очки - изобретение дьявола, т.к. искажает увиденное созданными богом глазами и все, кто носят очки - попадут в ад!" (я в очках, разумеется) А затем: "Все, кто болеют - болеют по воле господа, а вся мирская медицина от сатаны! Все, кто пользовались мирской медициной - попадут в ад!" В этот момент я совершенно успокоился, т.к. понял, что со мной все в порядке и скоро буду совершенно здоров.

Трехметровыми

Мне пишут трехметровыми: «Почувствуй безграничную свободу!» Это, конечно, издевка. Ну как иначе мне это воспринимать? Ссу, разумеется, потому раздражаюсь. Что они предлагают мне? Да толком не понимаю. Это обман, ловушка – ссу. Моя жизнь – это последовательная смена футболок на рубашки и обратно. Я в этом наловчился и даже получил пару хвалебных отзывов. Приятно, конечно, но кого я обманываю? В голове Пугачева с Цоем: «Ты сними меня, фотограф, чтоб никто и не подумал..» и, разумеется, «Перемен требуют наши сердца». И понятно, что эти песни - это никакая не борьба, а просто танец, где женщина не верит толком немытому и нечесаному чудаку, приглашающего ее на танец. Не верит, но идет, чтобы доказать ему, как он не прав. Не прав в том, что не мыт и не чесан и вообще. Она невероятно красива, очень сильна и крайне убедительна в своих доказательствах. А он дурак, конечно.. Пьет, бьет, ревет и снова пьет. И, в конце концов, неверен. Тот еще финал танца. Жюри выставляет четверки с сотыми и за технику и за артистизм. Вроде неплохо, а на деле - последние места. «Засудили! Обманули! Мы же так всегда!.. А они!..» Так и пляшут в дурном цикле с просьбами «чтобы никто и не подумал» и требованиями перемен.
Я – умыт и причесан. Моя жизнь – это последовательная смена рубашек на футболки и обратно. Мне пишут трехметровыми: «Почувствуй безграничную свободу!» Думаю, это шанс совершить настоящий мужской поступок.. Пойду поссу.

(no subject)

Сегодня думал о весне - самое время в последних числах января. Она обманчиво близка, хотя это, конечно, обман, но надежда уже поселилась. В голове мешанина из городов и людей. Мне советуют Чикаго, а я согласен на Нью-Йорк и Сан-Франциско.
А между тем тут тотальная горечь - все хотят покинуть страну, но никто этого, разумеется, не делает. А ведь как поется в одном из хитов эпохи ВВП: "Не верь, не бойся, не проси" - такие люди лет через пять, аккурат к годовщине, встанут, придут и сделают все по своему - через революцию. Правда кто возьмет эту власть? Есть ли люди в стране, которые настолько сильны духом? Говорят по слухам, такие люди - страшный дефицит настолько, что даже РПЦ озаботилась - некому возглавить монастыри, что, как вы сами понимаете, не баран чихнул - божьему слову следовать, да другим проповедовать. Что должно произойти в стране, чтобы человек такой появился? Какая страна должна быть, чтобы ему безоговорочно поверили? Не знаю..
Разумеется, он не будет такой один. Допускаю, что пока сейчас у нас борьбы борьбутся - такие люди закаляются, а всякая шелуха едет из страны. Хочется верить. Как и в то, что скоро весна. А пока у нас все как в сказке - вот и стих из этой сказки, трактуйте его в свое удовольствие:
Три кольца премудрым эльфам - для добра их гордого,
Семь колец пещерным гномам - для труда их горного,
Девять - людям Средиземья - для служенья черного
И бесстрашия в сраженьях смертоносно твердого,
А Одно - всесильное - Властелину Мордора,
Чтоб разъединить их всех, чтоб лишить их воли
И объединить их всех в их земной юдоли
Под владычеством всесильным Властелина Мордора.
(с) Дж.Р.Р. Толкиен "Властелин колец"

Мы все поняли

А мы хотим простого уютного счастья: нравиться и восторгаться, замирать и волноваться, "едва соприкоснувшись рукавами". Помогать друг дружке и даже еще, немного украдкой. Топать по улице и улыбаться про человеческое друг в друге, такое смешное, искреннее и немного нелепое. И времени хватит на все, хоть уже и новый год наступает, а старый уходит, все переломав. Мы все поняли про свои сердца и про места в них друг для друга. Тогда побежали жить дальше с этим нашим маленьким достижением.

(no subject)

И вот если думаешь про мускулы, женский смех, искренние признания и просто живешь, мотаешь головой, то как это? кому это? я сижу в американском заведении, через дорогу старбакс, куда я пойду завтракать, и мы спорим, что лучше, старлайт или фрайдис, а я думаю про Нью-Йорк и историю Звягинцева про Бродского, хотя на самом деле про искренние моменты друг друга, с которыми сначала так неудобно жить, а потом уже не представляешь как иначе.
сейчас я слышу Цоя по радио и вспоминаю брата десять лет назад, как он его слушал и объяснял мне про "кино", а я, совершенно попсовый, отмахивался. глупец. тысячу прав был мой брат и мне понадобилось 10 лет и другой город, чтобы это понять. упрямый, упертый - и я и мой брат. так и живем, я в Москве, он - в Петербурге. и мы созваниваемся по скайпу, а у него лучи солнца (в Петербурге, представляете?) и уютная кошка Масяга - у них любовь, а я на работе, что-то там задвигаю про то, как жить и деньги.. обхохочешься, конечно. улыбка у бога.
И вот думаешь про работу мышц, про дергающуюсю от накатившегося признания нижней губы, влажных глаз, про глянцевую жизнь где-то в Киеве, таком невозможно легком, что невозможно не нажать "мне нравится это".
Мне нравится это.
Вот и кончилось лето. Это.

Год в Москве.

В этот день год назад я приехал в Москву, с вещами пришел тогда в еще комнатушку Дождя и сказал: «Здравствуйте!». Наташа Синдеева спросила меня: «Прямо с вокзала?» Я кивнул – «Отлично!». Так началась моя жизнь в Москве, работа в Слоне и общение с Дождем. За год успел многое. Принимаю поздравления. Всем спасибо, кто мне помогал!

(no subject)

А мы шагаем, безнадежно влюбленные в жизнь, вечно недовольные собой, ищущие, вдыхаем лето, насколько хватает легких и ощущаем себя, как в первом ряду кинозала - не хватает глаз на всю эту красоту.